4-5 августа 1962 года

Последний день жизни Мэрилин Монро 4 августа и события 5 августа 1962 года

В субботу, 4 августа, в восемь утра Юнис Мюррей в последний раз пришла на 5th Helena Drive на работу, проследить за посадкой растений.
Около девяти утра Мэрилин явилась на кухню, завернутая в белый бархатный халат, и налила себе стакан грейпфрутового сока.

В 10.00 приехал Лоренс Шиллер — один из трех фотографов, делавших снимки сцены у бассейна на съемочной площадке картины «С чем-то пришлось расстаться»; он приехал побеседовать об условиях, на которых эти фото могли быть опубликованы в журналах.

В то утро, по словам Шиллера, Мэрилин была отдохнувшей и резвой

Казалось, будто у нее нет никаких забот

Трудно сказать, чтобы это утро носило драматический характер. Мэрилин получила несколько посылок (ночной столик из антикварного магазина, деревца из питомника Франка) и поболтала по телефону с друзьями. Позвонил Ральф Робертс, и они договорились жарить в ее саду мясо на вертеле — завтрашним вечером.
Около 12.00 появилась Пат Ньюкомб — но она уже констатировала, что Мэрилин находится в «кислом» настроении.

После 13.00 приехал Ральф Гринсон. Как сказал Милтон Радин на основании своих последующих бесед с Гринсоном, «он провел с ней почти весь день» не считая перерыва с 15 до 16.30. Мэрилин и Гринсон направились в ее спальню на психотерапевтический сеанс. В это время позвонил сын Джо Ди Маджио, проходивший тогда службу в военно-морском флоте. Став уже двадцатилетним молодым мужчиной, он, как и дети Артура Миллера, поддерживал с Мэрилин тесный контакт. Поскольку Мэрилин заперлась в своей комнате с врачом, Юнис сказала Джо-младшему, что Мэрилин нет дома. Это случилось, как юноша позднее проинформировал полицию, около двух часов дня.

Около 15.00 Гринсон, по словам Пат Ньюкомб

вышел и заявил, что я должна вернуться домой, поскольку он хочет заняться пациенткой наедине. Мэрилин была выбита из равновесия, и доктор велел миссис Мюррей повезти ее на пляж и там совершить небольшой променад. Тогда я видела ее в последний раз

Между тремя и четырьмя часами дня  Мэрилин и отправилась на прогулку по пляжу. Уильям Эшер (приятель Лоуфорда) вспоминал, как Мэрилин появилась в тот день на пляже

не то чтобы вовсе одурманенная, но наверняка была под изрядным воздействием успокоительных и с трудом балансировала, удерживая равновесие на песке

Юнис и Пат обратили внимание, что в течение дня спокойное поведение Мэрилин и ясная манера изложения мыслей резко изменились. После визита Гринсона Мэрилин приняла (возможно во время сеанса) сильную дозу успокоительного. Последующее вскрытие показало высокую концентрацию в ее печени пентобарбитала натрия (входит в нембутал), который должен был накапливаться на протяжении нескольких часов.

В 16.30 повторно звонил Джо Ди Маджио-младший, и Юнис снова сказала ему, что Мэрилин нет дома — это не могло быть правдой, так как они вдвоем совсем недавно вместе вернулись с пляжа.

Около 17.00 Мэрилин разговаривала по телефону с Питером Лоуфордом, который пытался уговорить Мэрилин провести вечер с  его гостями.

Гринсон заявил, что вышел от Мэрилин в семь или в четверть восьмого, оставив ее с Юнис Мюррей.

Между около 19.00 позвонил Джо Ди Маджио-младший, на протяжении всего дня пытавшийся связаться с Мэрилин. Она сама подошла к аппарату; далее у них состоялся приятный разговор.

Как сообщил Джо-младший полиции, актриса произвела на него впечатление оживленной, счастливой и довольной.

Затем был еще один звонок от Питера Лоуфорда, который все еще надеялся, что ему удастся уговорить Мэрилин принять участие в задуманной вечеринке. Лоуфорд говорил с Мэрилин вскоре после Джо — в 19.40 или 19.45 — и нашел ее совершенно не в таком состоянии, как юный Джо.

Лоуфорд услышал женщину, которая бормотала хриплым голосом — причем так, что ее трудно было понять. Несчастная и заторможенная, она поразила Питера, который хорошо ориентировался в последствиях действий барбитуратов, спиртного и других наркотиков и знал привычки Мэрилин в этом вопросе. Пытаясь вернуть ее к сознательному восприятию реальности, он несколько раз прокричал имя актрисы в микрофон и спросил, что происходит. Наконец та с большим трудом перевела дыхание и сказала:

«Попрощайся с Пат, попрощайся с президентом и попрощайся с собою, потому что ты хороший парень»

В этот момент, как сказал позднее Лоуфорд, ему стало не по себе и он «вправду разволновался и перепугался». Полагая, что актриса повесила трубку, Лоуфорд тут же позвонил ей еще раз, но номер был занят и следующие полчаса линия не освобождалась. Лоуфорд нервничал весь вечер, хотя несколько человек периодически уверяли его, что с Мэрилин все в порядке и оснований для волнения нет. Но основания были, и серьезные.

На протяжении получаса или даже меньше с Мэрилин Монро, как отметил позднее коронер, случилось что-то страшное:

Мэрилин смеялась и весело болтала по телефону с сыном Джо Ди Маджио… но не прошло и тридцати минут с момента этого приятного разговора — и Мэрилин Монро умирала… Это один из самых странных фактов во всей данной истории.

Лоуфорд чувствовал, что происходит какая-то беда, нечто нехорошее и непонятное, и у него была уверенность в том, что это — вовсе не ложная тревога. С паникой в голосе Лоуфорд просил о помощи всех ее друзей, которых знал.

Вначале Лоуфорд беседовал с Эббинсом:

«Давай поедем туда [домой к Мэрилин]. Я хочу немедленно туда отправиться — поскольку убежден, что с Мэрилин происходит нечто страшное». 

Эббинс отказывался ехать к Мэрилин, объясняя это тем, что если действительно произошло что-то страшное, то Лоуфорду,  который являлся зятем президента Кеннеди, не следует впутываться в эту историю.

Около восьми тридцати  Милтон Радин (адвокат Мэрилин) по просьбе Милтона Эббинса и Лоуфорда позвонил Юнис, которая находилась в одной из комнат домика для гостей на 5th Helena Drive. Он попросил ее заглянуть к Мэрилин, потом ждал

«где-то примерно четыре минуты, пока та вернулась и сказала: «Она чувствует себя хорошо». Но у меня сложилось такое впечатление, что эта женщина вообще не выходила из помещения»

Около 23.00 Лоуфорд звонил Джо Наару, который жил недалеко от Мэрилин с просьбой поехать и проверить, в каком состоянии находится Мэрилин. Но он так и не выполнил просьбу, так как звонок Эббинса заверил его, что с Мэрилин все в порядке.

В половине второго ночи,  по словам Лоуфорда,  Милтон Радин ровно в это время позвонил Эббинсу из дома на 5th Helena Drive, где вместе с Гринсоном

«они в полночь нашли мертвую Мэрилин»

По мнению Милтона Радина, Мэрилин умерла еще до полуночи. В первом официальном отчете о случившемся он сообщил, что той ночью рано вернулся с приема и в момент, когда собирался отойти ко сну, ему позвонил Ральф Гринсон. «Он был там. Мэрилин мертва». Радин добавил, что немедленно выехал на место происшествия.

Бремя проинформировать мировое общественное мнение о смерти Мэрилин Монро, оказалось возложенным на Пат Ньюкомб. О смерти Мэрилин ее проинформировал Милтон Радин; это случилось в пятом часу утра в воскресенье.

«Я точно помню его слова, — заявила Пат. — «Произошел несчастный случай. Мэрилин приняла слишком большую дозу лекарств». Я спросила: «А она хорошо себя чувствует?» и услыхала в ответ: «Нет, она умерла. Лучше приезжайте сюда». Я помню это».

mm_05_08_1962-2

5 августа 1962 года

Ранним утром 5 августа 1962 года сержант Джек Клеммонс исполнял обязанности начальника смены. В четыре двадцать пять зазвонил телефон и чей-то голос произнес: «Мэрилин Монро мертва, она совершила самоубийство».

mm_05_08_1962-1Прибыв по адресу 5th Helena Drive, 12305, приблизительно через десять минут, Клеммонс увидел в спальне обнаженную молодую женщину, лежащую лицом вниз и не подающую признаков жизни, с притянутой к телу простыней.

По словам сержанта, именно Юнис Мюррей изложила ему ход событий, включая информацию о том, что нашла тело Мэрилин, как она сказала, «в полночь». Клеммонс немедленно задал вопрос, почему так долго не извещали полицию, на что Гринсон сразу же ответил: «Мы, врачи, прежде чем кого-либо известить, должны были иметь разрешение пресс-бюро киностудии»

Тем временем весть о трагическом происшествии молниеносно распространялась в информационных службах для прессы и радио, которые передавались на волнах, отведенных для полиции; очень быстро на место происшествия стало приезжать все больше полицейских. Офицер Мервин Ианноун  и детектив-следователь сержант Роберт Э. Байрон приступили к допросу Гринсона, Энгельберга (который также был на месте трагедии) и Мюррей. В этот момент следствия Юнис сменила показания о времени обнаружения тела Мэрилин на три часа ночи.

Как Клеммонса, так и Байрона не удовлетворили полученные ими показания, особенно те, которые дала Юнис. «По мнению должностного лица полиции, миссис Мюррей давала нечеткие и по возможности уклончивые ответы на вопросы о том, что в это время делала мисс Монро», — написал Байрон в официальном рапорте.

На столике рядом с  кроватью Мэрилин полиция нашла полные и частично опорожненные флакончики с несколькими видами лекарств…

Предварительный отчет бюро окружного коронера, датированный и подписанный доктором Томасом Ногучи в воскресенье 5 августа 1962 года, в десять тридцать утра, находится в архиве морга, подчиняющемся окружному коронеру и находящемся в здании суда, в папке под номером 81128. Предварительное заключение доктора Теодора Карфи (в 1962 году он был судебным врачом и коронером округа Лос-Анджелес) от 10 августа звучало так: причиной смерти «могла быть передозировка барбитуратов». 17 августа оно было изменено, и эксперты сочли, что, «скорее всего, это было самоубийство», а 27 августа Карфи опубликовал окончательное заключение с еще более сильной формулировкой, где констатировалось «острое отравление барбитуратами — прием слишком большой дозы лекарств».

Официальный отчет о смерти Мэрилин Монро, основывается на версии событий, изложенной Ральфом Гринсоном и Юнис Мюррей.

Вскоре после пяти часов тридцати минут тело Мэрилин Монро, накрытое розовым шерстяным одеялом, привязали к металлическим носилкам, перенесли к подъездной дорожке, ведущей к дому, и увезли в потрепанном «Форд»-комби…

newspaper-death-marilyn


Статья опубликована в 2016 году сайтом marilynfan.ru по материалам книги “Marilyn Monroe” Donald Spoto©